Тараканы

Начали поговаривать, что в моей голове слишком много тараканов. Для того чтобы увидеть жителей своей черепной коробки я становился на пятки, прижимал голову сначала к левому уху, потом к правому, и прыгал, как мячик, больше нескольких десятков раз. Тараканы не высыпались, не падали с визжанием на пол, как я того ожидал. Ровным счетом ничего не происходило.

«Гады! Крепко держатся за мозг и щекочут меня своими усиками» – думал я, пожимая плечами от безысходности.

Может, для такого маленького мальчика как я, их было чересчур много? У меня хранился запасной план, тот самый, который именуется буквой «Б». В нашем доме жила старая собака, английский кокер-спаниель Матильда – мой верный друг и компаньон по созданию проблем для родителей. Отыскав увеличительное стекло из набора «юного исследователя», я решил заглянуть в ее огромные уши и найти там тараканов, но Матильда оставалась верной только блохам. Неужели только я один носил в голове  целый выводок тараканов и ничего не мог с этим поделать?

Спустя несколько месяцев меня стали называть странным. Я попросил маму посмотреть в энциклопедии точное значение этого слова, чтобы понять, какие из перечисленных симптомов есть у меня. Кажется, я такой же как и все дети: две руки, две ноги, голова – все на месте, но одинаково странный.

Мама улыбнулась, усадила меня на колени и стала читать педагогическим твердым тоном научные термины, делая паузу через каждое слово. Из всего прочитанного ею, я понял лишь то, что непонятен другим людям. Возможно, это они странные, а я нормальный? Что же странного в том, что я рисую своих сказочных друзей на бумаге, пачкая руки в чернила? Мой психолог говорит маме, что я убегаю от проблем, выплескивая через рисунки то, что меня тревожит. Я не верю этой злой напыщенной тетке, которая раз в неделю наблюдает за мной в своем кабинете, будто важнее дел у нее нет.

«Взяла бы пример с моей мамы и нашла бы хорошую работу» – думал я.

Меня не оставляют в покое, и я снова и снова оказываюсь в тошнотворно радостном кабинете у женщины, которая якобы умеет доставать паразитов из мыслей. Я не перестаю рисовать, наоборот – моя банда героев увеличивается вдвое. Когда мне сильно скучно, я перестаю замечать людей вокруг себя и создаю себе новых друзей. Они никогда не называют меня странным и не утверждают, что в моей голове поселились тараканы. Мы кушаем любимые кексы и с пушками воюем против восставших паразитов из недр Земли. В такие моменты я чувствую прилив радости и не хочу ничего объяснять.

– Малыш, что ты видишь в своих рисунках? – спрашивает психолог, протягивая мне печенье.

Я не отвечаю ей, и не беру печенье. Я нормальный, а она со странностями. 

Через время руководитель кружка английского языка объявляет, что у нас намечается костюмированный бал для маленьких фантазеров, и каждый ребенок может выбрать себе костюм по вкусу. Я говорю матери, что хочу быть супергероем. Она снова записывает меня на внеочередную консультацию к противной тетке и покупает мне наряд пирата. Я злюсь, говорю, что никуда не пойду, но мать и слушать меня не хочет. Мне по-прежнему одиноко – весь мой альбом изрисован. Благо, что у меня не отобрали карандаши и бумагу, а то пришлось бы рисовать прямо на новых обоях и встречаться с психологом каждый день.

Я переделываю свой костюм. На девчачьем платке рисую подобие маски и надеваю ее на лицо – я становлюсь героем-злодеем. Мать теряет меня среди толпы детей, а когда находит – ахает и закатывает глаза. Я подбегаю к окну, заворачиваюсь в штору, как в накидку, и ору, чтобы она не подходила ко мне или я запущу в действие свое ядерное оружие, хотя я понятие не имею, что это такое. Мать еще сильнее злится: на нее смотрят родители других детей и руководители кружка. Я становлюсь не только предметом ее стыда, но и объектом насмешек детей. Мне все равно, мои тараканы давно захватили мозг. Я ни в чем не виноват.

– Иди ко мне, негодник! – кричит мама, краснее пуще помидора. – Я сейчас позвоню психологу, и мы уедим отсюда!

– Ненормальный! – смеется один из мальчишек, наряженный вождем бледнолицых.

«Нет! Я нормальный! А все вы странные…» – вновь повторяю я и отпускаю штору из плена своих рук.

Сегодня я окончил государственный университет и получил степень магистра. Я физик-технолог. Я нормальный, как и все остальные: хожу на свидания, пять дней в неделю работаю и ношу серую блеклую одежду. Я ничем не отличаюсь от толпы. Я такой же, как и все они, скучный. Карандаш в моих руках появляется только для того, чтобы начертить очередную схему. Все мои фантазии умирают после сна, и никак не воплощаются в реальности. Я свыкся с чувством обыденности, ровности.

Завтра у меня назначена встреча с моим психологом, и она подскажет мне, что делать дальше, для того, чтобы мои тараканы окончательно издохли, и я освободился от отголосков странности навсегда.